Mobile menu (ru)

Testimonials

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua.
Sandro Rosell
FC Barcelona President

Ежедневник: За три года, которые были даны Беларуси на выполнение требований Дорожной карты реформ высшего образования, страна ничуть не продвинулась в выполнении принятых на себя обязательств.


 Ирина Мурина, Ежедневник

«Болонский процесс – это в целом коллективный ответ на вызов кризису в высшем образовании. Последний из таких накрыл европейские университеты во второй половине XX века», – рассказал член Общественного Болонского комитета, профессор Владимир Дунаев.

Страны договорились, что если какая-то из них желает вступить в Болонский процесс, то она как бы автоматически должна будет выполнять определенный перечень общепринятых норм, стандартов.

Когда же Беларусь в 2015 году вошла, пусть и формально, «на особых условиях», в Болонский процесс, многими европейскими экспертами был выражен определенный скептицизм: будет ли страна на самом деле выполнять то, под чем подписалась.

Как известно, Беларуси дали на выполнение требований Дорожной карты три года. Сегодня они истекли. В текущем году должно быть принято решение о дальнейшем статусе Беларуси в ЕПВО (Европейское пространство высшего образования).

Итоги исполнения дорожной карты

На сегодняшний момент уже подведены итоги исполнения требования дорожной карты нашей страной. Как отметил Владимир Дунаев, никакого прогресса со стороны Беларуси в части выполнения данных требований нет, и, по сути, ни одно из них не выполнено.

По его словам, у нас до сих пор совсем нет механизма взаимодействия образования с рынком труда, который работает во всей Европе.

«Вот рынок труда говорит, что нам надо, чтобы у выпускников были такие и такие компетенции, а мы до сих пор живем по тарифно-квалификационным справочникам советского времени», – рассказал эксперт.

«Также Беларусь обязывалась диверсифицировать систему распределения выпускников вуза и использовать те наработки, которые существуют в Европе по повышению уровня трудоустраиваемости. Но и в этом вопросе ничего не поменялось», – дополнил Владимир Дунаев.

Очевидно, подчеркнул эксперт, что в стране не изменилась в лучшую сторону и ситуация с академическими свободами и университетской автономией.

Он также обратил внимание на факт дискриминации в отношении белорусских студентов, когда льготные кредиты предоставляются только учащимся в государственных вузах.

«Мы надеялись в Общественном Болонском комитете хотя бы на то, что Беларусь осуществит переход к трем ступеням высшего образования «бакалавр – магистр – доктор» и выдачу бесплатного европейского приложения к диплому. Но и этого не произошло», –  заявил эксперт.

«Сегодня приложение к диплому в стране идет в виде бумажки, которая никому ни о чем не говорит. Что касаемо приложения о высшем образовании европейского образца, оно, если вы попадаете за рубеж, дает работодателю возможность понять, что вы делали в университете, что изучали, какими знаниями владеете. Это серьезный документ, он есть уже везде, кроме Беларуси», – рассказал Владимир Дунаев.

По его словам, попытки помочь в выполнении требований Дорожной карты международной группы экспертов, которая была специально создана, чтобы мониторить ее выполнение и оказывать Беларуси помощь в ее реализации, встречали почти всегда полное непонимание и отторжение с белорусской стороны.

Беларусь в рейтингах

«Очень часто оппоненты нам заявляли так: а зачем нам Болонский процесс? Вот у нас есть айтишники, ПВТ, и все прекрасно работает и без Болонского процесса, да и высшее образование одно из лучших», – заметил в свою очередь член Общественного Болонского комитета Павел Терешкович.

При этом эксперт отметил, что говорить можно многое, но стоит взглянуть на международные рейтинги вузов. Так, в рейтинг лучших университетов мира по версии авторитетного Times Higher Education вошел только единственный вуз из Беларуси – Белорусский государственный университет (БГУ), да и здесь он находится ниже 800-й строчки.

При этом из соседних стран в список попали 11 польских, 5 украинских, а также по 2 литовских, латвийских и эстонских вуза.

«Также есть такое мнение, что как только в Беларусь станет на путь Болонского процесса, студенты, получив образец международного диплома, массово начнут сбегать из страны», – сказал Павел Терешкович.

Однако, согласно статистике, и без Болонского процесса, количество белорусских студентов, обучающихся за рубежом, год от года растет, отметил эксперт.

Так, сейчас за рубежом обучается более 35 тыс. белорусских студентов. В то время как в России, где населения в 15 раз больше, данный показатель – 40 тыс.

Для Беларуси – это еще и потеря репутации

Эксперты также обратили внимание на тот факт, что выполнение требований Дорожной карты было не только обязательством исключительно Минобразования.

«Это задача, которую должны решать многие ведомства, в том числе МВД, Министерство труда и соцзащиты и др. Без координации усилий добиться какого-то прогресса весьма трудно», – подчеркнул Владимир Дунаев.

В целом же, по признаю экспертов, какие последствия ждут Беларусь за невыполнение условий Дорожной карты, пока сказать трудно. Отчитываться перед европейским министерским саммитом об имплементации Дорожной карты придется в мае. Там и будет приниматься окончательное решение.

Вместе с тем, Владимир Дунаев с сожалением признал недальновидность действий Беларуси, поскольку данная ситуация обозначает в том числе и подрыв международного имиджа страны.

onliner.by: Весной исполнится три года после радостных новостей: Беларусь принята в Болонский процесс решением министров образования стран Европы. На тот момент этот факт был обусловлен признанием успехов белорусской высшей школы. Но принятие сопровождалось важными условиями, список которых назвали Дорожной картой. На днях рабочая комиссия подвела итоги работы — грусть.


 

По такому поводу сегодня собралась небольшая группа заинтересованной общественности — Болонский процесс ведь и был запущен как ответ на новые общественные инициативы.

— В разные годы и века системы образования переживали не один кризис, — рассказал член Общественного Болонского комитета, профессор Владимир Дунаев. — Последний накрыл европейские университеты во второй половине XX века. Если раньше 5—10% молодежи шли в университеты, то с середины прошлого столетия — бóльшая часть. Конечно, это породило кризис системы, которая построена на селекции и отборе лучших. Она не была готова учить всех. Но нерешаемых проблем нет. Например, в XIX веке считалось, что не более трети детей могут научиться читать, писать и считать. Сейчас проблему в начальном образовании решили. 

   

Академическая сторона консервативна, поэтому новый запрос общества потребовал каких-то изменений. Добавьте к этому усложнение в виде формирования единого рынка труда, конкуренции между вузами. Так в конце XX века возник Болонский процесс — перечень общих правил и ценностей.

Беларусь сделала первый формальный шаг во времена глубокого скептицизма. Неформально мы пытались присоединиться к инициативе еще в 2003 году вместе с нашими соседями. Но уже в следующем году процесс оборвался, когда произошел разворот в сторону самоизоляции. Вторично и на этот раз формально интерес обозначили в 2011 году. На тот момент министр образования Александр Радьков сказал, что присоединяться будем, но менять не собираемся ничего. После этого прием Беларуси был отложен до 2015 года, чтобы сама страна разобралась. Есть же государства, которые сотрудничают, но сами никуда не вступают. Например, Израиль. Но Беларусь настаивала: будем вступать.


Наивные вопросы

— Зачем нам Болонский процесс? Посмотрите, какой у нас ПВТ! Наше образование и так одно из лучших.

— К сожалению, мировые рейтинги не разделяют наш оптимизм. В Шанхайском рейтинге университетов белорусских вузов нет. Другой престижный рейтинг нашел место только для БГУ и в 9-й сотне. При этом за последние пару лет в этом же рейтинге БГУ деградирует.


В 2015 году мы как общественное объединение подготовили альтернативный доклад — с вариантом Дорожной карты, условного приема. Наши предложения были поняты и поддержаны. Беларусь (не Министерство образования!) подписала документ и обязалась выполнять пункты перечня условий. Решение по интеграции в европейскую систему ведь было добровольным.
 Договорились о том, что через 3 года будет рассмотрен доклад о выполнении пунктов Дорожной карты.

И вот что мы видим.

Зеленым цветом выделено то, что может быть учтено и прописано в новом Кодексе об образовании. Красным — никаких надежд нет.

Наивные вопросы

— Если студенты получат признание в ЕС, то они все сбегут.

— Сейчас за границей учатся около 35 тысяч белорусских студентов. Это примерно в 10 раз больше, чем российских (по доле на тысячу населения). Похоже, что проблема удержания молодежи уже стоит. Что касается Болонского процесса, то его задача — циркуляция, а не утечка мозгов.

— То есть Беларусь остается единственной страной в мире без национальных рамок квалификации, мы живем до сих по тарифно-квалификационным справочникам СССР. Наши дипломы по умолчанию не признаются за рубежом, и наоборот. Мы сохраняем систему распределения и льгот с дискриминацией студентов не государственных, а частных вузов. В конце концов десятки тысяч студентов ходят под уголовной статьей. Даже в Туркменистане незарегистрированные организации студентов привлекаются лишь к административной ответственности, — Дунаев уточняет, что это оценки белорусской организации.

Международные выводы еще менее утешительны.

— Первый вывод: белорусская сторона сама не понимает, чего хочет и не понимает того, чего не делает и обещала. Можно не справиться: мол, двигались, но не все успели. Но попытки объяснить что-то встречают отторжение. Экспертная помощь не востребована, — рассказывает Владимир Дунаев.

Вторая сторона дела — геополитическая. Болонский процесс — едва ли не единственный успешный проект Большой Европы от Лиссабона до Владивостока. Поэтому отношение к нему везде было трепетным.

Ожидается, что саммит европейских министров образования пройдет в мае. Там же должно быть озвучено решение о дальнейших перспективах Беларуси и Болонского процесса.

Народная Воля: Со слов члена общественного Болонского комитета, гипотетически еще могут быть реализованы (но не факт, что будут) только два пункта дорожной карты:

– Пункт первый – три цикла образования (бакалавриат, магистратура и докторантура). Второй – нормальное приложение к диплому. Есть надежда, что это будет выполнено. Но мы сейчас говорим об имплементации в законодательство, о реализации на практике тут речь не идет. Все остальное, помимо этих двух пунктов, остается без прогресса. Что касается распределения, то ситуация только ухудшается. Если раньше не говорили вслух, что запрещается выдавать свободные дипломы, то сейчас вице-премьер публично и прямо об этом говорит.


Алексей ШунтовНародная Воля

Беларусь вступила в Болонский процесс в 2015 году на условиях выполнения дорожной карты. «Народная Воля» узнала, какие требования за это время страна не выполнила и какое будущее ее ждет в Европейском пространстве высшего образования.

Болонская декларация, ставшая начальной точкой сближения европейских систем высшего образования, была подписана в 1999 году.

– Это не был запрос самих университетов в глубокой реформе образования. Это, скорее, запрос общества, а не академиков в ответ на массовизацию высшего образования, – рассказывает член общественного Болонского комитета Владимир Дунаев. – Вторая половина 20 века – период глубокого кризиса, когда старые модели высшего образования стали бесполезными. Если до этого 5-10% молодежи получали дипломы, то с середины 20 века в ВУЗы идет большая часть молодежи. В Беларуси это больше 90%. Это порождает кризис системы образования, потому что система не готова обучать всех. Если раньше отбирали лучших, то тут оказывается, что надо учить всех.

Именно в ответ на этот вызов, как и на некоторые другие (формирование единого рынка труда, конкуренция между системами высшего образования) возник Болонский процесс.

– Каждая национальная система образования заинтересована в том, чтобы использовать этот общеевропейский опыт в интересах собственных граждан. Страны договорились, что будут принимать общезначимые решения, которые надо будет выполнять. Есть страны, которые не очень охотно выполняют те или иные решения, но если страна выражает желание вступить в Болонский процесс, то выражает желание принять нормы и ценности Европейского пространства, под чем она подписывается.

«Три основные проблемные пункты: нет академической свободы, нет университетской автономии, нет полноценного участия студентов в управлении университетом.»

О вступлении Беларуси в Болонский процесс

Беларусь стала участником Болонского процесса в 2015 как первая страна, которую приняли на условиях реформирования системы высшего образования. Попала она туда не с первой попытки.

– Когда был сделан первый формальный шаг для вступления в Болонский процесс в 2011году, был скептицизм насчет того, собирается ли страна выполнять те требования, которые перед ней ставились, – напомнинает Дунаев. – Министр образования Радьков за год до этого сказал, что присоединяться мы будем, но ничего менять не собираемся. Такое парадоксальное заявление не способствовало доверию к Беларуси. Тогда Болонский коммитет подготовил альтернативный национальному доклад, в котором показали, что Беларусь не готова к вступлению. Приём страны был отложен до 2015, чтобы Беларусь определилась, собирается ли она на самом деле в Болонский процесс. Европейские чиновники говорили, что, может, Беларуси туда и не надо. Есть страны, которые сотрудничают с Европейскими университетами, но в процесс не вступают. К примеру, Израиль. Но Беларусь настаивала на том, что она готова вступить. В 2012, когда было отказано в принятии, определили три основные проблемные пункты: нет академической свободы, нет университетской автономии, нет полноценного участия студентов в управлении университетом.

В 2015 Беларуси предложили вступить в Болонский процесс на условиях дорожной карты. В этом документе прописаны задачи реформирования образования.

– Отмечу, что не министр образования давал обязательства выполнять эти условия. Это обязательства страны, а не Министерства образования, – отметил эксперт. – И Беларусь подписала дорожную карту, которую должна выполнять. Ей дали на это три года. Сроки пришли.

Со слов эксперта общественного Болонского комитета Павла Терешковича, противники Болонского процесса в Беларуси есть.

– Они говорят, дескать, зачем нам это, посмотрите, сколько у нас айтишников, – рассказал Терешкович. – «Наша система образования – одна из лучших». Можно утверждать, что белорусские хоккеисты – лучшие в мире, но этому никто не поверит. Есть соревнования, которые показывают уровень команд. То же касается и системы образования. Есть самый престижный рейтинг ВУЗов Times Higher Education Ranking, в который попал только один белорусский университет. БГУ располагается в промежутке между 800 местом и 1000. Соседи БГУ – Beijing Jiaotong University в Пекине и BirlaInstitute of Technology and Science в Индии. Вот примерно наше место. К примеру, в рейтинге есть 11 польских университетов, пять украинских, два литовских, два латвийских, два эстонских. Исландия, в которой населения меньше, чем во Фрунзенском районе Минска, представлена университетом, который находится в четвертой сотне рейтинга.

Что требовалось сделать

Международная консультативная группа в течение трех лет отслеживала выполнение Беларусью своих обязательств. Со слов Дунаева, основные требования сводились к нескольким пунктам.

– Должен быть механизм взаимодействия образования и рынка труда, который работает во всей Европе, кроме Беларуси, которая до сих пор живет по тарифно-квалификационным справочникам советского времени, – рассказал эксперт. – Более того, Беларусь подписала Лиссабонскую конвенцию и утвердила ее указом президента в 2002году. Это те критерии, на основе которых признаются дипломы Беларуси в других странах и наоборот. Но результатов пока нет.

Еще одно требование – прозрачность образования.

– Сейчас выпускник получает приложение к диплому в виде бумажки, которая никому ничего не говорит. А это должно быть подробным описанием того, что вы изучали и какие знания получили в результате. И выдается она на английском языке, – отметил Дунаев. – Если попадаете за рубеж, работодатель сможет понять, что вы успели изучить в университете. Это есть во всех странах, кроме Беларуси, которая обещала применить это еще в 2011. Министерство образования даже показывало макет этого приложения. Дальше макета дело не пошло.

Публикации по теме: Все больше иностранцев защищают научные работы в Беларуси

Беларусь также должная отказаться от системы распределения и использовать европейские наработки по повышению уровня трудоустраиваемости. Обращается внимание и на более справедливые условия финансовой поддержки студентов. Льготные кредиты в Беларуси существуют только для студентов государственных ВУЗов. Если учитесь в частном, то такой кредит вам не положен. Это абсолютно очевидная дискриминация. Плюс у университетов должна быть автономия.

Что было сделано

Ничего. Со слов члена общественного Болонского комитета, гипотетически еще могут быть реализованы (но не факт, что будут) только два пункта дорожной карты:

– Пункт первый – три цикла образования (бакалавриат, магистратура и докторантура). Второй – нормальное приложение к диплому. Есть надежда, что это будет выполнено. Но мы сейчас говорим об имплементации в законодательство, о реализации на практике тут речь не идет. Все остальное, помимо этих двух пунктов, остается без прогресса. Что касается распределения, то ситуация только ухудшается. Если раньше не говорили вслух, что запрещается выдавать свободные дипломы, то сейчас вице-премьер публично и прямо об этом говорит.

О чем можно говорить, если у нас до сих пор существует статья 193-1 уголовного кодекса (Незаконные организация деятельности общественного объединения, религиозной организации или фонда либо участие в их деятельности. – «НВ»)? Министерство образования отчитывается, что в стране 2500 студенческих организаций, в которых состоит более 70000 студентов. При этом зарегистрированы от силы 100-200 организаций. 70000 студентов ходят под статьей, не подозревая об этом. Это инструмент, который существует только в Беларуси. Даже, извините, в Туркменистане только административная ответственность за деятельность от имени незарегистрированной организации. Все это выглядит полной нелепостью особенно на фоне обязательств по присоединению Беларуси к Болонскому процессу.

О Маскевиче, Журавкове, Тозике и Карпенко

Хотя ответственность за выполнение дорожной карты лежит на многих ведомствах, Дунаев считает, что многое зависит от конкретных людей.

– Я отдаю должное людям, которые, даже рискуя своей карьерой, прикладывали усилия для модернизации белорусского образования, – поделился Дунаев. – Имею в виду министра образования Маскевича, который подготовил вступление в Болонский процесс. И министр Журавков делал немало, чтобы мы продвинулись в реализации дорожной карты. В 2016, выступая на круглом столе для руководства университетов Беларуси, Журавков говорил, что никаких перспектив для Беларуси вне Болонского процесса нет. Причем сказано это было сразу после того, как Лукашенко говорил о ненужности Болонского процесса, что он вреден и т.д. Может, это тоже повлияло на решение сменить министра. Назову еще вице-премьера Тозика. Причем этих людей нельзя заподозрить в нелояльности. Но Тозик тоже немало сделал, чтобы попытаться реформировать высшее образование. Он старался, сделал так много, что, видимо, его тоже пришлось отправить в отставку. Но, думаю, никаких рисков у нынешнего министра образования лишиться поста за попытки модернизировать систему нет. Это очень подходящий человек, чтобы поставить крест на Болонском процессе.

Публикации по теме: Беларуси грозит исключение из Болонского процесса?

В результате

– Можно сказать, что Беларусь не выполнила и, похоже, не выполнит свои обязательства, – прокомментировал Дунаев. – Это было ожидаемо. Но есть несколько вещей, которые делают итоги нашего участия в Европейском пространстве высшего образования еще более печальными. Белорусская сторона сама не понимает, чего она хочет. Принцип такой: «мы не делаем то, что обещали, так как не понимаем того, что обещали». Попытки помочь Беларуси понять, что и как надо делать, встречают отторжение белорусской стороны. В докладе международных экспертов сказано, что встречи с белорусскими представителями проводились. Но белорусская сторона отказывается от экспертной помощи. Это самый печальный результат. Ведь от этого страдают не только чиновники (это было бы полбеды), но и все общество. Мне кажется, что белорусская сторона ведет себя очень недальновидно и опрометчиво.

С точки зрения составителей доклада, лучшее решение в данной ситуации – продлить действие дорожной карты на 2-3 года.

– Когда мы предлагаем продлить дорожную карту, мы говорим о том, что Беларусь соглашается с тем, что надо дальше работать над продолжением реформ, – объяснил «Народной Воле» мотивы такого предложения Дунаев. – Да, не успели, не справились, но работаем над этим, принимаем международную помощь, экспертную поддержку. В этом логика. Будет ли это эффективным механизмом? Наверное, у всех нас есть сильный скептицизм. Можно, конечно, требовать, чтобы временно заморозили статус Беларуси. Но какой статус? Условно принятого члена? Европейцы сейчас тоже не очень готовы к тому, чтобы принимать жесткие решения по отношению к Беларуси, хоть она и не дает много поводов для оптимизма. На наш взгляд, это самый мягкий вариант реагирования на ситуацию. Надеюсь, что, в конце концов, и общественность, и власть поймут, что все это не для европейцев, а для нас. И академическая свобода, и университетская автономия тоже работают на это. Среди университетов-лидеров нет ВУЗов без достаточного уровня автономии.

«Отсутствие компетенций людей с дипломами – одна из самых серьезных причин, которая тормозит производство и бизнес.»

Есть разные интересы, разные взгляды у стран-членов Болонского процесса. К примеру, что модернизация образования является интересом самой страны. Если вам надо, то мы готовы помочь. Если нет – не насильно же тянуть в это светлое будущее? Наше общество примирилось с отсутствием реформ, модернизаций и адаптировалось к этому. Большого запроса сейчас нет, но в перспективе это неизбежно. Можно себя всячески успокаивать, убеждать, что наше образование самое лучшее… Александр Григорьевич говорит, что нам завидуют. А кто завидует? И в чем? Всегда можно найти людей, которые похвалят из-за вежливости или по далеко небескорыстной причине. Давайте смотреть трезво. Мировой банк проводил анализ качества высшего образования в регионе. И Беларусь оказалась чемпионом по дефициту компетенций у выпускников. Работодатели считали, что отсутствие компетенций людей с дипломами – одна из самых серьезных причин, которая тормозит производство и бизнес. И вывод был такой: людей с дипломами полно, а компетентных нет.

Решение о судьбе Беларуси в Болонском процессе будет принято в мае 2018 на саммите министров высшего образования в Париже.

tut.by: Вопрос об исключении Беларуси из Европейского пространства высшего образования обсуждается Наблюдательной группой по Болонскому процессу (BFUG). Об этом TUT.BY рассказал представитель Общественного Болонского комитета Владимир Дунаев. Однако, по его мнению, такой исход маловероятен.

Завтра твоей страны: Эксперты прокомментировали слухи о возможном сокращении количества вузов в Беларуси в два раза и высказались о том, нужно ли нам столько студентов.

Народная Воля: В 2015 году Беларусь вступила в Болонский процесс – Европейское пространство высшего образования (ЕПВО). Но пока нас приняли туда «авансом», на условии выполнения некоторых обязательств -- имплементации Дорожной карты. И уже в следующем году Беларуси предстоит держать ответ, насколько мы продвинулись в реализации взятых на себя обязательств в реформировании высшего образования.

Хатрия'97: Несмотря на то, что Беларусь присоединилась к Болонскому процессу, университеты не стали более свободными. За последние два года из вузов по политическим причинам были отчислены не менее 20 студентов.